По окончанию 31-го сезона KAZAKHSTAN FASHION WEEK, прошедшего 10-11 ноября мы встретились с CEO KFW – Алексеем Чженом чтобы узнать о конкурсе молодых дизайнеров, обсудили проблемы развития национальной модной индустрии, а также узнали есть ли у алмаатинцев свой стиль.

Звонок телефона:

– Нужно взять интервью у Алексея Чжена, я скину номер, составьте вопросы.

-Я похолодела от страха. Что я могу у него спросить? И как вообще нужно с ним вести разговор, вдруг он злой… Может, стоит отказаться от интервью? Или все же попробовать?

Так начался мой новый проект, интервью, посвященное миссии Kazakhstan Fashion Week.

KFW на сегодняшний день является главной и старейшей площадкой в Казахстане, с самым широким региональным охватом, скажите насколько сложно быть пионером индустрии? Какую миссию Вы возложили на себя как на организатора и на KFW как на проект?

– Знаете ли, KFW не то что старейшая, а первая неделя моды, сделавшая прорыв в модной индустрии Казахстана. Потому что до этого, вообще не было, что-либо связанное с модой и наша задача была производить казахстанские вещи и казахстанцев одеть во все казахстанское. До сих пор эта ситуация остается. Для того чтобы наши, в хорошем понимании этого слова вещи могли носить с гордостью и удовольствием. Очень много существуют условий, чтобы это было в большом и хорошем качестве и нужном количестве. Мы никогда не были светским мероприятием. Были какие-то периоды, когда мы пытались и гнались приводить тех или иных, ну звезд скажем так, модной индустрии, журналистов, блогеров и т.д. в то время это конечно они по-другому назывались – редакторами моды. У нас на тот момент не было сильных и интересных дизайнеров. Они, наверное, были, но они еще не развивались. Потом когда мы, уже поняли о том, что основная наша цель это продвигать и пиарить казахстанских дизайнеров и вообще индустрию мы меньше стали приглашать тех или иных людей, потому что весь акцент стал делаться на это. Мы получали разное и говняка и негатив, и кто-то фыркал и так далее и тому подобное. Кому-то не нравились казахстанские дизайнеры. Но вы знаете, я всегда говорю так: «Не трудно хаять, тем более, когда люди не компетентные в этом сами». Они (люди порицающие – прим ред.) живут в совершенно каком-то убогом социальном ракурсе. Я говорю: «Вас никто не заставляет сюда приходить, это раз, а второе не факт то, что Вы покупаете другие бренды, Вы становитесь красивее и лучше. Поэтому с точки зрения материальных отношений и отношения к другим людям, Вам никто не дает право вообще, что-либо говорить».

Мы очень много говорили прессе с кем мы общались и дружили, что знаете нужно писать и даже критические статьи для того чтобы индустрия развивалась, а не для того чтобы как у нас это делается, вот этот междусобойчик, ни к чему хорошему это не приведет. Он только наоборот отбрасывает нас назад.

У нас нет задач, удивлять. Мы хотим делать качественный и красивый проект, открывать новые имена, для этого был создан 11 лет назад New Generation Open Way – международный конкурс молодых дизайнеров, направленный на то чтобы искать во всех регионах новые лица, новые имена, потому что у нас есть казахстанская публика. Караганда, Актюбинск, Шымкент, те дизайнеры, которые живут в этих городах, по разным причинам, для них это дорого сделать высококачественную коллекцию для Алматы, ну и вообще приехать, чтобы участвовать. Поэтому мы начинаем развивать там (в регионах – прим ред.). И сказать что там не то что плохой уровень, нет там свой социальный ментал, того рынка. И соответственно мы привозим туда мастер классы хэдлайнеров для того чтобы люди могли стремиться и понимать то к чему они идут. Наш конкурс (New Generation Open Way -прим ред.) встряхнул наших опытных дизайнеров, которые были одни на рынке, было время, когда они очень расслабились и практически не видоизменяли ту или иную коллекцию, потому что у них были очень хорошие заработки, а это был определённый риск творчества. Но все что касается на подиуме, это другая история. Это риск в творчестве потому что существует все таки элемент шоу и в большей степени они (дизайнеры – прим ред.) должны создавать имиджевую красоту которая позже превращается уже в прет – а порте, в прет –а порте де люкс которая в дальнейшем может превратиться в массмаркет.

– Создается ощущение, что мы заняты самолюбованием. Отзывы в прессе, в глянце после прохождения очередной недели моды содержат много патоки. И ты должен придерживаться общей концепции, чтобы не вылететь из обоймы.

– Абсолютно вы правы. Абсолютно, потому что нужно всегда понимать критическую сторону, в плане того что я за конструктивную критику, когда не просто бабки на скамейке сплетничают «мне нравится-не нравится». Это вообще не интересно. Когда ты критикуешь, ты должен взамен всегда дать какой-то совет. Другой вопрос, принимается это или нет. Критика она должна быть не для отрицания и унижения, а для развития. Все это можно по-разному подавать. Да, прошли недели моды, у них совершенно другие задачи. Мы делаем акцент на Казахстане, на казахстанских дизайнеров, мы развиваем, нашу индустрию. Да, мы привозили разных гостей, грузин, украинцев и других (дизайнеров – прим ред.), но они, к сожалению, к нам пренебрежительно в какой-то степени относятся. Они не продают наших казахстанских дизайнеров, ну а здесь мы их, б***, с закрытыми глазами продаем и пихаем.

Когда мы хотим помогать и развивать здесь людей, которые здесь живут. Если вы так, грубо говоря, не любите казахстанских дизайнеров, то лучше Вам покинуть страну и жить там, где Вам нравится. Понимаете, это вопрос, уважение к самим себе и к окружающим.

– Уважение к хлебу, который ты ешь. Ты ведь ешь хлеб этой земли…

– Естественно. Вы абсолютно правы. Мы тоже через этот этап проходили, когда у нас было много (приглашенных дизайнеров-прим ред.). Нас в свое время обвиняли, что у нас мало светских персонажей. Мы же работаем с ответной реакцией с дизайнерами с людьми, которые работают за кулисами. И они нам говорят: «Алексей ну все прекрасно, сидели в первых рядах там светские львицы, но это не клиенты наши». О них весь глянец пишет, что гостями были вот такие-сякие, извините за выражение из не въеб*** класса. Но это же бизнес, и нам (дизайнерам – прим ред.) нужно расширять клиентов. И мы поменяли ситуацию. Мы стали приглашать других людей. Да, возможно они не сильно модные, но дело в том что они благодарные зрители, которые стали повышать финансовую и творческую составляющую того или иного дома и бренда казахстанского, понимаете… И в этом году мы сделали стрит фэшн, составляющую из казахстанских вещей. Когда-то с этого тоже нужно начинать. Мы не хотели, чтобы люди приходили (в одежде – прим ред.) только в иностранных, импортных брендах, мы хотели, чтобы они наоборот одевали казахстанское. Мы хотели, чтобы уличная мода имела быть. У нас люди путают, особенно те, кто работает в медиа, когда они пишут о том, что там Balenciaga, или кто-то иной. Это хорошо, но есть люди, которые не могут это себе позволить. И это к стилю, к моде отношение не имеет. Это просто богато и хорошо одетые люди. А есть люди, которые одевают совершенно не известные марки, но это вкусно, красиво, интересно, миксово. Когда ты видишь что модно, какие-то вещи тебя могут шокировать, но это не значит что это плохо. Каждый адаптирует на свое собственное мировоззрение, а у всех мировоззрение разное. У кого-то очень узкое, у кого-то широкое. А я за тех, у кого широкое. А что такое, когда широкое, это значит читать хорошие книги, слушать хорошую музыку, посещать музеи, выставки, жить, заниматься самообразованием, есть хорошую вкусную кухню, не в плане дорогую. Одеваться интересно, быть и вообще раскрываться. И тогда ты на мир смотришь совершенно другими красками, совершенно по- другому, надо каждому, каждому дать определенный шанс, потому что тебе тоже нужен этот шанс.

– В отношении других устроителей моды, я согласна, у них есть направленность на иностранных дизайнеров, но в разрезе опыта, возможно, они проходят ту стадию развития, которую вы уже претерпели? Возможно у них период взросления?

– Дело не в этом. У вас есть аналог нашей недели, вы должны делать в сто раз лучше.

– Согласна.

– Я за живую конкуренцию. В сто раз у вас должно быть лучше. Не стоит вопрос, что вы не должны возить никого, нет, конечно. На любых неделях моды существует элемент шоу. Но, я против того, когда говорится о том, что приглашают тех или иных иностранных медиа, и они пишут о том, что была проведена неделя моды или от генерального спонсора, которому было это уже проплачено. И при этом нет никакой аналитической статьи, но скажите, хоть один дизайнер у них продается? Не продается! Не покупается! Не выступают! Наши же казахстанские дизайнеры они сами, стараются, двигаются и так далее. Их точечно покупают во всем мире. И одевают звезды. Но при этом, те или иные издания из мира глянца они об этом не пишут, понимаете. Они пишут о том, я дружу с Петровым (к примеру – прим ред.) и я буду восхвалять его с утра до вечера. ОН БЕЗДАРНОСТЬ! Понимаете? ОН БЕЗДАРНОСТЬ! Пишите о талантливых!

– По сути, неделя моды это же выставка товаров, на которые съезжаются байеры для заключения договоров. Основная цель-это показать новую коллекция, для того чтобы приехавшие байеры рассмотрели ее и делали закупы.

– Здесь дело даже не только как бы в этом. Здесь дизайнер показывает свое видение нового сезона. Вопрос того, что это момент очень спорный, кому то нравится, а кому-то это не нравится. Но в данный момент творческая личность видит в данный момент, вот так эту историю, понимаете? Когда мне говорят о коллегах, «Вы знаете, о том, что вот чушь кто-то что-то делает». Мы можем говорить и писать об этом очень долго. Самый основной показатель-это продаваемость коллекции.

– Вот именно, мы отходим от основного, Кто у нас покупатель? Кто наш покупатель?

– Если покупатель, покупает вещи, значит, это говорит о том, что дизайнер все делает правильно. Понимаете, и когда идет отвержение да, вот, там то-то, мол, у дизайнера там не та коллекция. Я говорю, «Слушайте он один из продаваемых в стране и что вы хотите сказать, что люди, которые покупают его вещи, они извиняюсь, безвкусные твари какие-то? Я говорю, «Вы, таким образом, оскорбляете его клиентов».

– Граждан. Это наши сограждане.

– У людей разный вкус, разные ощущения. И я им говорю, «кто вам дал право оскорблять людей? Ну, разве это оскорбление (ответ оппонентов-прим ред.) Конечно, вы хейтите дизайнера и задаете вопрос: «Кто это покупает?». Ну, слушайте, есть люди, которые ходят на базар и покупают там, по разным причина, да они свои финансовые возможности ощущают. Я никогда в жизни не позволю сказать ни в привате, ни тем более публично, что это люди нищеброды и что они там одеваются (плохо – прим ред.) и так далее…Я не имею право! Я так не воспитан! У каждого должен быть выбор. И я уважаю за это.

– Как в искусстве есть артисты заслуженные, а есть народные – любимцы страны.

– Кому то нравится Гоген, кому-то Моне. Понимаете? Это великие художники. При этом величие и гениальность «не упало», просто это вопрос вкуса, вопрос мировоззрения, вопрос энергии, вопрос ощущений. И это не значит что Гоген хуже, а Моне лучше.

– Миссия устроителей недель моды, она же в этом и заключается, развитие вкуса и эстетики у населения. Неделя моды – это театр моды. Человек туда приходит один, а выходит другой. Он же духовно развивается.

– Совершенно верно, мы за патриотическую неделю. Пусть это пафосно звучит, но мы создаем слой для того чтобы люди уважали (национальных дизайнеров – прим. ред.). Было время когда люди покупали казахстанских дизайнеров, они одевали их, но стеснялись об этом говорить. Сейчас, слава богу, так уже не делают. В этом году, было уже 500 заявок со всего Казахстана, 36 человек прошли отбор. Понимаете, это потрясающе талантливые ребята, которые зададут определенный тон, это новое поколение. Это единственный конкурс в стране (New Generation Open Way -прим ред.), который бесплатный, не берет ни одной копейки. Мы ищем людей, чтобы им помогали, мы не просто их ищем, мы их трудоустраиваем, ищем им партнеров, спонсоров и так далее. Хотя этим должно заниматься государство. Поэтому мы развиваем моду, развиваем. Слушайте, мне вообще не интересно, приехал там Адам Кац (Adam Katz Sinding (@aks) – прим ред.), понимаете у которого ни рейтинга, нигде, но мы его подбираем, показываем, что он как будто великий там. Ну, слушайте, я был на показе AVTANDIL (@avtandil.official – прим. ред.) человек пришел на показ, и сидел в какой-то грязной помятой куртке. Я считаю, что это просто неуважение к казахстанской моде. У тебя может быть какой-то определенный стиль одежды, но слушайте, (нужно – прим. Ред.) куртку снять, шапку снять или хотя бы более элегантно в своем стиле выглядеть. И ЭТО ОТНОШЕНИЕ, МЫ ПОЗВОЛЯЕМ, СОЗДАЕМ КУМИРОВ ЯКОБЫ НЕ НАШИХ А ЧУЖИХ, МЫ ВОСХВОЛЯЕМ ДРУГИХ, КОГДА СВОЕ ТОПЧИМ. Ну, слушайте, я всегда говорю так: «Не нравится Вам здесь, Вы свободны, Вы можете поменять (место – прим ред.), вы можете быть в другой стране, где Вам будет нравиться».

– У многих, позиция, мы хотим зарабатывать деньги здесь, в Казахстане, а тратить их за рубежом. Это ваша фраза.

– Конечно. Дизайнеров, которых мы учим, некоторые, когда у них успешная коллекция вот что говорят, «Я хочу там выступить в Европе, в Америке». Я им говорю, «Зачем? Что вы там покажите? Там огромнейшая конкуренция, огромные деньги, огромные финансы, огромный пиар» Я им говорю: «Что вы сделаете там? Потраченные деньги и время или вообще в очередной раз опозоритесь» Я им в очередной раз говорю, «С начало нужно завоевать на своей родине своих зрителей, свою аудиторию, поставьте хорошо налаженный бизнес, а потом, потихоньку (двигаться дальше – прим. ред.). Никто вам не запрещает, чтобы ваша марка стала International. Нужно пройти все этапы».

– Мир моды он двуликий и обманчивый. С одной стороны кажется что это глянец, светские рауты, подиум, но мало кто из тех кто идет в фэшн индустрию ставит перед собой задачу изменить образ казахстанца, для того чтобы наши граждане выглядели стильно, чтобы про нас говорили «о, это же Казахстан, там такие модники живут». Никто же об этом не думает, когда приходит в эту индустрию. Все же в основном сфокусированы на личных интересах.

– Ни надо, ни кого менять не надо ни кого и ничего менять. Нужно просто дать выбор человеку. Ну, кто мы, мы, что Боги что ли? Зачем? Для чего? Кто вам дал такое право, что вы за миссию себе выбрали? Нужно, только предлагать, предлагать вкусно, интересно, с различными там пиар ходами. Неважно как. Понимаете? Но это предложение, выбор должен быть, но выбор должен быть качественным. Но когда средства массовой информации черное выдают за белое, а белое за черное, вот от этого становится страшнее, понимаете… Это говорит о том, что в этих местах сидят не профессионалы, случайные люди. Дело в том, что у нас, в нашей профессии ты, если даже не правильно сделаешь вещь, ее можно всегда переделать, это ткань. Но в СМИ, не правильно, когда одной фразой можно убить человека. Нужно следить за своим базаром, извиняюсь за свое выражение. А мы понимаете, столько грязи выпускаем, столько швали в эфир выпускаем. А мы это хаваем-хаваем. Уже устали хавать, понимаете…

– Очень плохо, когда это подмена понятий идет от известных личностей и персон.

– Конечно. Кто-то о чем-то помалкивает, что-то боятся. Меня за это не любят. Потому что я редко и интервью если даю, то говорю очень четко. Я говорю, ну слушайте мне не интересно вообще играть в какие-то определенные игры. Я могу прийти на мероприятие, встать и уйти, потому что если мне это не нравится, я не собираюсь на это время тратить вообще. Понимаете? Можно это принять за заносчивость, за звездную болезнь, все что угодно. Мне по х***, понимаете?

– Да!

– Есть выражение у Сократа, «Я не могу тратить время на тех, кто не хочет его тратить на меня».

– В последнее время я отметила у устроителей моды две тенденции, то, что они отходят от основной мысли. Первое, мода – это искусство. Второй момент, вопрос продаваемости и популярности на Родине. У нас не развито байерство. Но народ не обманешь, он чувствует искренность, со стороны дизайнера. То, что сделано с любовью, сделано от души оно покупается, оно востребовано.

Это все патетика, понимаете. Каждый должен, можете у себя это прям выделить, каждый должен в своей работе быть профессионалом. Только профессионалом. Я могу допустить человека работающего в нашей сфере, без образования, но он должен быть гениальным. Таких, я к сожалению, в нашей стране, пока не видал. Вы ни дай бог, если заболеете, можете лечь на операцию к хирургу который не имеет образование (практического опыта – прим ред.). Это ваше здоровье, вы не позволите себе это. Почему здесь такое отношение? Мы все это хаваем. Не вопрос, сколько недель моды, не вопрос, сколько количество дизайнеров. Вопрос в качестве, в отношении.

– У нас недели моды перевели в какое-то светское развлечение. Мы отходим от ее основной мысли. 

– Мы делаем промышленную неделю, национальную неделю, открываем новые имена, мы даем возможность «попытать счастье». Конечно, мы тоже не Боги. Когда мы тех или иных дизайнеров приглашаем на наш объективный вкус, нам кажется, что это будет выстрел, а это бывает упадок. Это тоже имеет место быть. Мы идем на это осознанно. Но не бывает, что мы всегда будем вытягивать карт-бланш. Иначе знаете, развития не будет. Любые ошибки создают возможность для улучшения. Кто не ошибается? Вопрос в другом, нужно иметь определенное отношение к любому труду, терпению, отношению. Я устал от этих всех псевдо блогеров, инфлюенсоров не понятных и так далее людей, которые якобы пытаются влиять на что-то и так далее. Ну, это грустно, понимаете? Ну не нравятся мне какие-то коллекции, но нужно уважение проявлять к его труду. Я знаю, как это создается, каким кровью и потом, финансово, морально, материально. Я за это его буду только уважать. Другой вопрос, подходит ли он к моему восприятию, вкусу и т.д. Есть дизайнеры, которые с точки зрения для себя, смотря через свою призму, никогда бы я не одел, но я вижу, что это талантливые люди, у них своя аудитория и так далее. Но это не значит, что он плохой дизайнер.

– Просто у него свой язык, другой ДНК.

– Конечно.

– Раз заговорили мы о конкурсантах, скажите, какие новые имена были открыты? Кого бы вы выделили? Кем вы гордитесь?

– Это будет не корректно. У меня со всеми, слава богу, уважительные отношения, любого дизайнер который существует в Казахстане они вышли все из KFW.

– Не только казахстанские дизайнеры получили свое творческое рождение на KFW. В одном из интервью, посвященному съемкам обложки журнала Harpers Bazaar под названием, «Любовь во время чумы», (Моника Белуччи была в пиджаке грузинского дизайнера Кэти Чхиквадзе) дизайнером, было с благодарностью упомянуто, то, что свое творческое рождение она получила на Казахстанской недели моды и возможно, это не случайность, что обложка украсила Harpers Bazaar.KZ. Была выражена Вам признательность.  

– И слава Богу! Когда это они говорят, это будет корректно. Все дизайнеры, которые от нас вышли, мы ко всем уважительно относимся у нас со всеми дружеские и хорошие отношения. У меня друзья прикалываются, говорят мне, слушай, если бы каждый дизайнер, которого ты выпустил дали хотя бы по 1% от своих (проданных – прим. ред.) работ. Ты бы тогда много заработал (смеется).