Балет Сергея Полунина уже стал явлением по-настоящему мирового масштаба.
Молодой талантливый танцор, уже прославившийся во многих странах, отвечает на вопросы журнала Vintage.
Предлагаем вашему вниманию вторую часть интересной беседы.

 

— Недавно Polunin Project успешно дебютировал на лондонской сцене. Уже можно говорить о том, что вы планируете прочно закрепиться в английской столице, спустя пять лет? Раньше, когда вы приняли решение об отъезде, пресса восприняла это достаточно агрессивно, охарактеризовав вас как ненадежного и разнузданного человека. Есть ли изменения?
— Огромной помощью для меня оказалось видео Take Me To Church. Оно изменило мнение критиков и общественности.

— Известно, многие представители богемы порой ведут себя дико, но это нравится продюсерам и зрителю. Актуально ли это для балетной сцены?
— Для нашего мира данное утверждение неприменимо. Подобное поведение бросает вызов системе. Люди, организующие балетные представления, в том числе и балет Сергея Полунина, стараются искать выгоду для себя, а не окружающих. Спустя пару часов после нашего диалога с директором Королевского балета, он сказал, что на меня нельзя положиться, как на профессионала, а ведь тогда я и мыслей не допускал об уходе… После долгих лет проживания в Англии, мне отменили визу, это оказалось огромной проблемой. У меня не было разрешения на пребывание, хотя в стране я прожил 10 лет. Сначала полагал, что отправлюсь в Нью-Йорк, но руководители тамошних сцен слишком поверили в домыслы и сплетни обо мне, а потому отказали в приглашениях. Приятным сюрпризом стало приглашение, пришедшее из России.

Балет Сергея Полунина

— В последнем акте спектакля Project Polunin, в композиции «Эхо и Нарцисс» вашей партнершей выступает Наталья Осипова. Эта сцена о вас?
— Это лишь мнение критиков из Лондона. Замысел не мой. Основная мысль спектакля – выполнение разными творцами, будь то скульпторы или художники, своих личных желаний. Если говорить о мифе об Эхо и Нарциссе, то автором музыки стал Илан Эшкери (известный английский композитор, успевший поработать со звездами музыкального Олимпа, писал музыкальное сопровождение к фильмам натуралиста Дэвида Аттенборо, а теперь сконцентрировался на работе с Полуниным и Лашапелем, помогая в создании монументального проекта — прим. ред.).

— Тот момент, когда в ходе беседы в отеле Claridge’s Лашапель выдвинул предложение о сотрудничестве, вы лично описали следующим образом: «Одна из темнейших полос жизни. Я на дне. Потерян. Я терпеть не мог балет, даже собственный балет Сергея Полунина, понимал, что этот танец окажется последним». И тут поступает предложение от столь именитого фотографа на съемках на острове Мауи, что на Гавайях.
— Это отличный человек. Работа с ним – истинное удовольствие. Он слышит потребности и пожелания танцора. Мы остались друзьями.

— Не так давно вы стали партнером Джонни Деппа в новом фильме. Что вы чувствовали, оказавшись не на балетной сцене, а под прицелами сотен камер?
— Кино – фантастический мир. Закончив с Королевским балетом я терзался вопросом: что будет дальше? Я не хотел ограничиваться рамками профессии танцора, занимался в школе актерского мастерства, был занят сразу в паре голливудских фильмов. Первый фильм назывался «Красный Воробей», где я стал исполнителем роли танцора. Вторая кинокартина – «Убийство в Восточном Экспрессе», с Джонни Деппом. Я, как сейчас, помню одну из первых своих сцен в этом фильме, в поезде, где мне довелось быть в кадре вместе с Мишель Пфайффер, Пенелопой Круз, Уильямом Дефо. Эти великие артисты и не догадывались, что рядом с ними абсолютный новичок! Бесподобные ощущения, просто невероятные.

— Возможно, единственный танцор вашего уровня, добившийся известности в кинематографе, – это Михаил Барышников.
— Заметьте, он оставался именно танцором. Мне же хочется быть не просто играющим танцором, а именно актером. Соответствующие предложения о новых ролях уже есть. Актерская игра радует меня, делает счастливей, помогает покорять новые высоты в профессиональном плане.

— Вы утверждаете, актерское ремесло – это ваша радость. А какие вещи делают вас несчастным?
— Отсутствие новых событий, отсутствие движения, безделье. Это угнетает, приводит к депрессии. Я люблю заниматься чем-то, достигать новых целей.

Балет Сергея Полунина

Фото: Архивы пресс-служб
Vintage