В рамках юбилейного тура группа A’Studio посетила Алматы, привезя с собой не только свои нетленные хиты, но и fashion-проект солистки коллектива – Кети Топурии, в сотрудничестве со студией авторских событий La Event. Vintage удалось встретиться и пообщаться на «модные» темы с бренд-менеджером KETIone

Марка солистки A’Studio по меркам индустрии достаточно молодая, однако имеет свой почерк и стиль. Целых три дня выездной шоу-рум KETIone, уютно расположившийся в одном из номеров Rixos Hotel Almaty, посещал весь алматинский бомонд: байеры, дизайнеры, светские львицы, издатели и редакторы глянцевых изданий и многие другие. Но нам все же удалось отвлечь Павла Матюнина от его любимой работы, чтобы задать несколько вопросы.

Павел, для начала расскажите вкратце о KETIone…
– С Кети я сотрудничать начал с самого запуска бренда, то есть с 1 декабря 2014 года, когда открыл свои двери бутик марки. Кэт с детства любила моду и многие свои образы создавала сама. И многие из ее окружения начали предлагать запустить свой бренд, на что Кети всегда отмахивалась со словами: «Я все же больше актриса, чем дизайнер». Но желания возобладали и благодаря образовавшейся паузе, в связи с тем, что Кети готовилась стать мамой. Появилось время на создание эскизов. Вот тогда мы и окунулись в эту игру, не думая, что она станет частью нашей жизни. Философия марки – люксовый сегмент женской одежды, хотя у нас имеется линейка спорт-шик унисекс-образов, но все же это женский бренд. Мне, конечно, хотелось бы чтобы KETIone выпускал и мужские коллекции, но для этого у нас имеется индивидуальный пошив. Например, мы два раза делали сценические костюмы для Сергея Лазарева, полностью готовили образы для юбилейного концерта A’Studio, включая музыкантов. Также мы одевали казахстанскую группу The Jigits. Но женский сегмент все же более интересен Кети.

У вас есть и детская линия, как я понимаю?

– После рождения Оливии, Кети решила запустить детскую линию KETIone for Olivia. И мы сделали капсульную коллекцию детских косух. И, конечно, индивидуальный пошив, причем в основном, как бы это не звучало странно, вечерние платья. Родители ведь любят делать куколок из своих малышек. Очень креативные образы получаются.

А в чем суть индивидуального пошива?

– Эта услуга была запущена в прошлом году. Мы разрабатываем идеи под клиентов с учетом ДНК и философии бренда. И тут важно понимать, что это не ателье, как многие до сих пор думают, когда приносят образ со словами «хочу такое же платье»…

Как тогда все происходит? Приходят и говорят – я хочу…

– …хочу вечернее платье, допустим, паcтельных тонов, с открытым декольте. Мы принимаем заказ, изучаем клиентку и предлагаем разработать три эскиза, основанных на философии нашего бренда, затем выбираем наилучший. Как правило, попадание 100%-ное.

Что представлено в шоу-руме, который вы привезли в Алматы?

– В первую очередь, эксклюзив – коллекция осень-зима 2018-19, которая была презентована на прошедшей Mercedes-Benz Fashion Week Russia. Она еще не поступила в продажу в России ввиду сезонности. Но так как это наш первый приезд, как бренда, мы решили поступить именно так. Ни для кого не секрет, что у A’Studio свое отношение к Казахстану, мы очень любим Алматы, который для Кети вообще, как третий дом – Москва, Тбилиси, Алматы.

Проект Кети Топурии

Какой стиль преобладает в коллекциях KETIone?

– Как я уже говорил, у нас премиальный сегмент и преобладают образы для выходов в свет, на красную дорожку, сценические костюмы. Второе направление – casual-сегмент, street style. Это кожаная, уличная гранж-мода: джинсы, кроп-топы, косухи, рубашки. Ну и третья, спорт-шик. И хотя в стиле часто прослеживается асимметрия в крое, все же она утонченная.

Как раз такая асимметрия, мне кажется, больше подходит молодым девушкам, дамам постарше в таких образах будет неудобно. Какая возрастная аудитория у KETIone?

– Могу ответить статистикой по нашим социальным сетям: 70% контингента женщины от 25 до 43 лет. Но мы живем в ритме больших городов, где возрастные грани относительно стерты – хотя все зависит от философии жизни человека. Конечно, я не спорю, что в 50 лет наши дамы выбирают более консервативные образы, но, как говорится, на вкус и цвет… Даже мама Кети, хоть и предпочитает классические Celine и Chanel, у нас тоже что-то приобретает.

Хотелось бы узнать о названии – несет ли он еще какой-то дополнительный смысл?

– Как вы знаете, Кети Топурия – грузинка, и в паспорте ее настоящее имя Кетеван. Так что все просто (улыбается).

Будет ли представлен бренд в Казахстане?

–  С удовольствием бы обзавелись точкой здесь, но пока будут только выездные шоу-румы, организованные студией авторских событий La Event. Мне лично было интересно увидеть казахстанского клиента, и это действительно очень отзывчивый, добрый клиент. Для меня было наслаждением работать, так как чувствуется отдача, у вас неиспорченный клиент. Надеюсь вскоре будем представлены у вас. Но пока это только один бутик – в Москве.

То есть больше нигде вы не представлены?

– Раньше мы были в Нью-Йорке в международном дизайнерском шоу-руме. Сейчас он, к сожалению, закрылся. Ведутся переговоры с Лос-Анджелесом, Ригой. Но пока только Москва и онлайн-магазин на весь мир, который радует своим масштабом. Заказы поступают из Австралии, очень много покупают KETIone в Штатах и Европе. Ну и весь СНГ, конечно же.

И все же, какое направление по процентам дает больший выхлоп: выездные шоу-румы, бутик или digital-направление?

– Выездные шоу-румы мы не так часто практикуем. Наверное, на сегодняшний день – это онлайн-продажи. Мы часто с моими друзьями-коллегами обсуждаем общие «модные» проблемы. И пришли к выводу, что будущее за digital. И у нас, кстати, по продажам лидирует онлайн-магазин.

Какие материалы использует KETIone?

– Ткани в основном все итальянские, и они, к сожалению, не совсем дешевые. Но Кети, в первую очередь, перфекционист и команду собрала такую же, поэтому хочется работать только с лучшими материалами. Мы закупаем качественную фурнитуру, ткани. Есть еще очень много арт-объектов, например, в последней коллекции разрабатывались пластиковые корсеты: плотник из дерева ваял фигуру Кети, а она у нее модельная, потом это все заливалось пластиком. Такие модели относятся к арт-объектам, и они обычно не повторяются. Это больше эксперимент, который с точки зрения моды тоже необходим. Еще мы с каждым годом стараемся уменьшить ценник, что тоже правильно. Но так как это все же премиальный сегмент — сильно дешево быть не может (улыбается).

 Какое самое дорогое платье за историю существования KETIone вам удалось создать?

– Это было платье для жены шейха из Саудовской Аравии. Оно не самое дорогое с точки зрения премиального сегмента, около трех тысяч евро, но это было платье в пол, с балдахином, по-настоящему ювелирная работа, ведь мы ее саму не видели и шили чисто по ее меркам.

Многие скептически относятся, к звездам, открывающим свой бизнес. Какое участие Кети принимает в работе бренда?

– Надо сразу обозначить, что Кети считает этот бизнес своим творческим составляющим. И это наиболее частый вопрос. Девушка, которая поет, которая начинает заниматься одеждой, ведь, наверняка, наняла дизайнера, создающего ей коллекции. Даже мои друзья, когда мы только стартовали, задавались этим вопросом. Но у Кети прекрасное чувство стиля и отличный вкус, а у нашего невероятного конструктора безупречное чутье, она буквально считывает ее пожелания. Конечно, когда Кети вышла из декрета и начались гастроли, у нее стало меньше времени на бренд, но ни одно изделие не выходит без ее согласия, даже basic. Я, конечно, могу под свой страх и риск, например, выбрать цвет или ткань, но с осознанием, что этого могут не одобрить…

Проект Кети Топурии

То есть вы приносите эскиз, и она дает свое согласие…

– Нет, как раз эскизы разрабатывает Кети. Но я могу выбрать ткань, однако и этот момент надо обговаривать. И это правильно, она должна контролировать все: от закупок тканей и эскизов до мелких деталей. Например, Кети может вернуть образ с комментарием, что здесь длина молнии должна быть больше, а тут воротник другой нужен. Она может за день до показа не принять какой-либо look, и это, на самом деле, учит и дисциплинирует. Тем более, что в Москве публика избалованная, не в обиду москвичам, да я и сам такой же. У нас был случай в Астане в прошлом году: мы подготовили сценические образы для группы, но во время репетиции третий образ Кети (безумно красивый костюм гейши) не состыковался со сценическими костюмами балета, которые шили не мы, хотя и были даны четкие технические задания на разработку. В связи с этим Кети дала поручение создать к выступлению топ и шортики. И мы экстренно искали необходимые ткани, и, кстати, помогла нам прекрасная девушка из Астаны – профессионал своего дела, закончившая итальянскую школу дизайна. Так, она за пять часов сотворила нужный нам образ. И буквально за 15 минут до выхода Кети на сцену, нам привезли его. Представьте мое состояние – ведь сама Кети ни о чем даже не догадывалась. Но все получилось (смеется).

Можно сказать, что KETIone теперь полностью готовит сценические образы A’Studio…

– Безусловно, большинство костюмов для сцены – это KETIone. Но сама Кети не зацикливается на этом. Она может выйти в свет или на сцену и в одежде зарубежных брендов. Любимый ею Versace, к примеру, идеально подходит к стилю Кети. Из российских дизайнеров – это наш друг Александр Арутюнов, Bessarion и Pirosmani.

Проект Кети Топурии

Выражаем благодарность за организацию интервью студию авторских событий La Event

Фото: Андрей Нестеров

Vintage