Уже пол восьмого, а я до сих пор на работе. Начальник повис надо мной как коршун. Упреки в мой адрес застряли в его горле и только и ждут повода, чтобы выплеснуться огненной желчью. Вдруг его лицо озарила хищная ухмылка:

– Вот это что? – он указал на ровные столбцы цифр в моем мониторе. – Это правильно, по-вашему?

Я подняла глаза и прочитала по его багровому лицу, что раньше, чем через час я не уйду. Спустя 40 минут я с грацией беременной коалы выбежала из здания: по два пакета с папками в каждой руке, сумка повисла в районе подмышки, на ногах стоптанные туфли «на каждый день», а на голове шарик из спутанных волос. Загрузила все это великолепие в машину и помчалась на йогу, по пути посылая проклятия всему, что вижу.

Я ворвалась в раздевалку за пять минут до начала занятия и впервые за вечер спокойно вздохнула. И тут замечаю ЕЕ. Объективно говоря, на внешность она ничего особенного, но почему-то глядишь на нее, а в голове крутится одно слово – богиня. У нее приятная уютная полнота, длинные вьющиеся волосы и миндалевидные глаза цвета ореховой скорлупы. Но это не главное. В ней есть что-то необъяснимо притягательное, даже гипнотическое. Она двигается легко и плавно. Разговаривает, будто поет колыбельную. Она всегда улыбается и смотрит ласково прямо в глаза. Она будто знает какой-то секрет, непостижимый для обычных людей. Как же она меня раздражает.

Переодевшись, достаю телефон со дна сумки: шесть пропущенных звонков от босса. Я зашипела ругательствами и со всей силы хлопнула дверцей шкафа.

– Милая, все в порядке? – вдруг спрашивает ОНА.

– Да, просто на работе достали, – я вновь беру телефон, чтобы перезвонить.

– Но сейчас же твое личное время. Лучше отключи телефон и наслаждайся занятием.

– Но я должна…

– Запомни, ты никому ничего не должна. Женщина рождена исключительно для наслаждения.

– Но…

– И точка, – она нежно мне улыбнулась и упорхнула в зал.

Обычно я бы поспорила на такое взбалмошное утверждение. Как это не должна? А как же карьера, семья, дети, общество, обязательства? Но сейчас не было сил ни для споров, ни до деловых разговоров. Я отключила телефон и бросила в шкаф. Будь что будет.

Занятие прошло без единой мрачной мысли. Оказалось, попутно с телефоном отключаешь и мозг. А после я узнала, что начальник истерил без причины, и пока я ловила нирвану в позе плуга, все решилось само, без потерь со стороны моей нервной системы. 

Позже дома я начала размышлять: так вот в чем философия той нимфы – жить в удовольствие и ставить свои нужды на первое место. По-моему, крайне эгоистично, хотя… Мне давно не было так хорошо, как сегодня. Может, попробовать? Боже, надеюсь меня не уволят.

На следующий день я ушла с работы ровно в шесть под удивленные и завистливые взгляды коллег. Босс даже не пискнул. Утром мы как следует побеседовали. Я напомнила о своих заслугах перед компанией и деликатно намекнула о его весьма скромном опыте как в бизнесе в целом, так и на этой должности, в которую он вступил, когда его дядюшка стал председателем правления. Исключительно стечение обстоятельств, конечно. А также я дала понять, что работа, которую я делаю сверхурочно и по выходным, является его прямыми обязанностями, а не моими. Напоследок я спросила, есть ли замечания по моей работе. Тот лишь тряхнул головой и опустил глаза. Я вышла из его кабинета с идеально прямой спиной, как учили на йоге.

Всю следующую неделю я училась говорить другим – НЕТ, а себе – ДА.

– НЕТ, я не поеду встречать троюродного дядю в аэропорт. Он взрослый мужчина, доберется сам. А я иду в кино.

– НЕТ, я не буду доделывать за тебя отчет. Ты умная девушка, разберешься сама.

– НЕТ, я не пойду на свидание, на которое пригласили в последний момент. Я лучше приму ванну и почитаю интересную книгу.

– ДА, я запишусь на все возможные процедуры в SPA-салоне!

– ДА, я куплю себе то сексуальное красное платье!

– ДА, я весь день проведу за просмотром фильмов Вуди Аллена и поеданием мороженого!

Да, да и еще раз да! Ни в чем себе не отказывай, любимая! Подумать только, как все может измениться всего за неделю. Я определила личные границы в отношениях с коллегами и родственниками. Они, на удивление, не стали бастовать или меньше меня любить и уважать. Я наконец закончила непонятные деструктивные отношения с мужчиной, для которого была лишь запасным вариантом. Я без зазрения совести посвятила время благостной лени и расслабилась каждой клеточкой души и тела.

После очередного урока йоги, на которые я теперь не опаздываю и не пропускаю, мы вновь разговорились с НЕЙ. За окном был непроглядный снегопад, и я проворчала, что теперь надо будет полчаса чистить машину. На что она ответила мне: «Зато посмотри какая сказка! А ведь во многих странах вообще не бывает снега и бедные люди никогда не лепили снеговиков». Я покосилась на нее с недоумением: по мне так это сомнительное удовольствие.

– Посмотри, как стемнело! Будь осторожна, там еще очень скользко! – предупредила я.

– Темно, значит, хорошо видны звезды. А если упаду, рассмотрю их еще лучше! – рассмеялась она.

Вот же чудная, подумала я, даже в таком увидела повод для радости. Теперь я относилась к ней намного теплее. Я узнала, что никакая она не содержанка и не дочь олигарха, не знающая бед и лишений, как я думала раньше. Она, как и я, работала и содержала себя сама. А еще у нее всего год назад умерла мама. Я вскоре поняла, что меня в ней раньше так раздражало и восхищало одновременно. Она – кайфовая. Она восторгается каждой обыденной мелочью и с наслаждением встречает каждый день. Для нее жизнь – это праздник. Быть живым – это уже повод для радости. Быть здоровым – повод для счастья.

Нам внушают, что за счастье надо бороться и выгрызать кусками. Она же сама стала источником счастья и наслаждения. Она поверила, что мир прекрасен, добр и щедр, и ему ничего не оставалось, как стать именно таким. Ведь мир – это наше отражение. У всех нас порой бывают темные времена, и лишь мудрецы способны увидеть в ней ту самую «призрачную красоту».

За этими размышлениями я не заметила, как оказалась на улице. Я оглянулась и УВИДЕЛА. Я увидела, что падающий снег при свете фонарей похож на летающую россыпь бриллиантов. Увидела, что город накрыло белым пушистым одеялом. Я смотрела на семьи, играющие во дворе в снежки. Увидела, как мама сжимает в руках маленькое круглое личико ребенка и целует в румяные щечки. Это все тот же унылый двор в скучном городе из моей обыкновенной жизни, но что-то необратимо изменилось. Мне неведомо что будет завтра, но у меня есть этот момент и у меня есть Я. Может в этом и был ЕЕ секрет. Секрет счастливой женщины. Теперь его знаю и я.

 

Текст: Камила Толибаева

Фото: архивы пресс-служб

 

Подписывайся на наши группы и каналы в социальных сетях
Обсудить