Часть I

Затронув в прошлом выпуске исконно казахскую одежду для женщин и пообещав в следующий раз поговорить о древних ювелирных изделиях, честно скажу: сначала хотела взяться за другую тему и отложить «на потом» национальные украшения. Но позже передумала, так как очень люблю ноябрь, и не только потому, что под занавес осени у нас в семье – сплошные дни рождения: я, мой супруг и мой дедушка – все появились на свет в этот первый предзимний месяц. Теперь же считаю, что просто обязана рассказать вам об истории казахских украшений, почему – узнаете позже…

Красота и магия национальных украшений

Аташка в моей жизни сыграл очень большую роль: для меня он был и дедом, и отцом, и другом, и Учителем с большой буквы. То, что я сегодня пишу, по большей части – заслуга дедушки. Ранней весной этого года вышла в свет моя книга, приуроченная к первой годовщине кончины любимого деда. А 7 ноября, в преддверии дня рождения Ата, я решила, что свою шестую статью посвящу именно ему. Как я уже отметила, о связи дедушки с ювелирным искусством вы узнаете чуть позже. А пока хочу почтить его память отрывком из книги «Жарқын жүрек»:

Красота и магия национальных украшений

«Март. 2017 год. Весна не наступает в этом году, природа холодна… Так же, как моя душа, похолодев, уже никогда не станет прежней. Я давно повзрослела, но только сейчас поняла истину…В далёком 1989 году, в Алма-Атинской области на ГРЭСе в холодном ноябре родилась девочка. С первой минуты жизни её маленькую младенческую душу согрело большое доброе сердце. Это было сердце, которое, оторвав от себя кусочек, отдало его крохе.

Это сердце моего дедушки! Из 27 лет моей жизни первые 20 лет я жила со своими ата и апа. Мои первые шаги, первые слова, первые достижения – заслуга моих дедушки и бабушки. Я родилась в Илийском районе. В те времена ата работал первым секретарем Илийского райкома партии. Мне посчастливилось провести незабываемое детство, где меня все лелеют и носят на руках. В период моего младенчества, по словам родных, аташка приходил на обед гораздо раньше только ради меня. Каждый день перед началом рабочего дня он провожал меня в детский сад. В первый класс я пошла в школу, которую открывал мой дедушка. После распада СССР, который произошёл в 1991 году, это первая казахская школа в данном регионе.

Когда я училась в 3-м классе, моего дедушку назначили акимом на его родине, и он отправился работать в Райымбекский район. Для тех, кто незнаком с этим краем, это родина великих гор и озер… Именно там располагаются Чарынский каньон, высокогорное озеро Кольсай и загадочное озеро Каинды. Я помню этот день так, будто всё произошло вчера: апашка и аташка сели в машину, и водитель увёз их – без меня! Когда машина свернула за поворот, я не сдержала слез. Я плакала целую неделю. Меня пытались уговорить не плакать… остаться… ведь здесь все мои друзья и подруги, братья и сёстры, в конце концов, мои папа и мама.

У них так ничего и не получилось – меня отправили следом за дедушкой с бабушкой. И снова я обрела свой Мир… Мир, в котором я была счастлива! Мир, где были мои ата и апа! Царствование маленькой девчушки продолжилось. Ради меня отменили уроки в субботу во всем районе. Ведь дедушка с бабушкой уезжали в Алматы каждые выходные, соответственно, они не могли оставить меня одну, так же, как и я не могла пропускать уроки.
Пришло время окончания школы – уже в Алматы – я стала одной из тех, кому пришлось сдавать Единое национальное тестирование. Результаты ЕНТ в Республике Казахстан признаются колледжами и вузами в качестве результатов приёмных экзаменов. Помню те дни – я училась сразу в двух классах.

До обеда – в 10-м, а после обеда – в 11-м и вечером – школа по подготовке к тестированию. И так целый год… За это время мы с аташкой изучили все сборники тестов. Он, не ленясь, проводил со мной вечера, выучивая 500 вопросов по истории Казахстана. И вот в середине лета выходит газета «Егемен Қазақстан» со списком 1000 и более абитуриентов – грантников, среди которых значилась и моя фамилия. Я никогда не забуду его слёзы… Слёзы счастья… Он радовался больше, чем я сама!

В последний раз дедушка снова так сильно радовался за меня, когда 10 декабря 2016 года я защитила докторскую степень PhD. Я сама не видела его слёз радости, но мне сказали, что он не мог их сдержать, услышав эту новость. Ведь он всегда мечтал, чтобы я стала учёным. Лучше бы в этот день я поехала к Вам, ата, чтобы увидеть Ваши слёзы счастья – в последний раз…
3 марта 2017 года самое большое и светлое сердце перестало биться.

Моего любимого дедушки, моего названного отца, моего идеала мужчины на этой земле уже не стало. В этот раз я не смогу слезами вернуть Вас… В этот раз Вы оставили меня навсегда…Теперь уже моему сердцу пришлось оторвать от себя кусочек и отдать его Вам, ата. Вечная Вам память, Баймуханов Бакыт Баймуханович! Да будет Аллах к Вам милосерден так же, как Вы были милосердны ко мне».

Мой дедушка — Бакыт Баймуханович любил горы, и последние годы жизни ему очень хотелось побывать на вершинах гор и вдохнуть свежего воздуха. Все это потому, что родился и вырос он в горной местности. Жизнь его началась 8 ноября 1946 года, в ауле Саты, Кегенского района Алма-Атинской области. Его отец – Сыдыкбаев Баймухан был управляющим аула Саты. Отличался он приятной внешностью и удивительной красноречивостью, получалось у него всё хорошо делать благодаря своему мастерству. В своё время отец Сыдыкбай подарил своим двум сыновьям – Нурсадыку и Баймухану по резвому коню. Поскольку он был знатным ювелиром, конскую упряжь и сёдла смастерил своими руками. Отлил их из латуни и отделал серебром. Одна из этих драгоценных конских упряжей сегодня является музейным экспонатом Национального музея Астаны. Редкие умения и талант передавались из поколения в поколение – от отца к сыну».

Вспомнив деда и прадеда, я поняла, почему считаю своим долгом поднять тему ювелирного искусства Казахстана и рассказать об уникальности национальных украшений, созданных нашими мастерами.
Когда-то давно я прочитала слова туркменского ювелира, сказанные о его профессии, которые запомнила до сих пор, к сожалению, в отличие от имени мастера. Он утверждал, что дело его жизни никогда не угаснет, если на свете будет хотя бы одна женщина… Эти слова могут стать эпиграфом и лейтмотивом нашей темы! На сто процентов согласна с ним и уверена, что ни одна читательница не станет возражать. Наверное, сейчас многие вспомнили слова из незатейливой песни о «лучших друзьях девушек». Да, но казахские барышни предпочитают бриллиантам изделия из серебра, сделанные настоящими мастерами – художниками и поэтами от ювелирного дела.

Действительно, профессия ювелира – это древнее и вместе с тем молодое и вечное искусство. Как и любые профессионалы, казахские мастера черпают вдохновение, знакомясь с работами и продолжая национальный стиль и традиции своих предшественников. Сегодня никому в Казахстане, впрочем, как и во всей Центральной Азии, не надо объяснять и переводить, кто такой зергер, – все знают, что это ювелирных дел мастер. Не каждого ремесленника, работавшего с золотом и другими драгоценными металлами и камнями (от персидского слова «зер-зар» – «золото» – образовалось наше «зергер»), могли назвать зергером – ювелиром. Данная профессия династийная: все тайны и секреты мастерства передавалась исключительно по наследству как самое дорогое семейное достояние.

Красота и магия национальных украшений

Современное ювелирное искусство отечественных мастеров имеет многовековые традиции, подчеркивая эстетические и культурные традиции народа, а великолепные коллекции памятников восточной торевтики можно посмотреть в национальных и этнографических музеях страны. Территория сегодняшнего Казахстана всегда была богата полезными ископаемыми, которые наши предки-кочевники добывали кустарным способом, а изделия первоначально носили декоративно-прикладной характер. Казахские зергеры давали жизнь широкому кругу изделий, среди которых были и домашняя утварь, туалетные принадлежности, столовые приборы; детали для украшения деревянного каркаса юрты, музыкальных инструментов, оружия, конской амуниции, мужских поясов; и, конечно же, женские украшения.

На восточных базарах, расположенных на Великом Шелковом пути, ремесленники приобретали золото, серебро, олово, медь, латунь, металл – и начинался творческий филигранный процесс создания красоты, застывшей в камне и металле! Кочевники-зергеры, мастера восточной торевтики (искусство тиснения по металлу, в том числе по золоту и серебру) в основном делали свои изделия из листового металла, используя в работе пайку, филигрань, обронную (трехмерную) гравировку, просечку и чеканку. Кроме того, применяя басманные доски, они получали на изделии рельефные отпечатки в виде ромбов, треугольников или других форм.

Эта техника так и называлась: басма (ударение на последнем слоге!). Очень умело казахские ювелиры использовали зернь – они наплавляли на серебро или золото мелкие шарики из этого металла, тем самым подчеркивая формы и создавая орнаменты. Этот неповторимый стиль и почерк азиатских художников-ювелиров очень ценили в Европе, куда по проторенному многочисленными караванами Шелковому пути попадали изделия казахских зергеров и, начиная новую жизнь в странах с другой культурой, пользовались там особым спросом.

Многие европейцы приезжали к степнякам, чтобы поучиться у них мастерству, – так происходили инонациональные заимствования: творчество кочевых и оседлых народов взаимообогащало ювелирные изделия по форме, технике, использованным материалам, деталям декора и назначению – одним словом, способствовало развитию изящного и кропотливого искусства.

Итак, прочитав отрывок из моей книги, вы поняли, что мой прадед был настоящим зергером (правда, жаль, что его сыновья выбрали другой путь, но все же, помогая своему отцу, они знали толк в ювелирном деле). Именно поэтому считаю, что, будучи правнучкой ювелирных дел мастера, имею право писать о казахских национальных украшениях. Можно много говорить о декоративно-прикладном направлении отечественных зергеров, в котором работал и мой прадед, но я хочу больше рассказать именно о женских украшениях.

В старину благодаря функциональному назначению украшений, которые носит женщина, можно было узнать ее происхождение, пристрастия, имущественные различия, сословное и семейное положение, даже возраст, а также регион проживания и исторический этап развития национальной культуры. Украшения сопровождали женщин-казашек практически на протяжении всей жизни, причем больше всего им нравились изделия из серебра, которое в Степи считалось сакральным металлом, гарантировало благополучие роду и якобы даже лишало силы яды (именно поэтому женщины готовили еду с надетыми на руку серебряными кольцами, а когда купали малышей, в воду опускали изделие из серебра).

Кстати, этот благородный металл упоминался в Коране: когда Всевышний говорил о великом множестве благ и красот, доставляющих человеку радость и удовольствие, то Им были упомянуты в том числе сосуды, кубки и ожерелья из серебра. «…И будут обходить их с сосудами из серебра и кубками из хрусталя. И с кубками сияющего серебра, которые несут отметины о мере. И им дадут испить из чаши с добавкой имбиря».
«…Куда бы ты ни посмотрел, повсюду увидишь благодать и великое богатство. На них одеяния зеленые из тонкого шелка и расшитой парчи. Украшены они ожерельями из серебра. И Господь их даст испить им напиток чистейший. Поистине, это для вас награда, ваше усердие принято достойным благодарности!» (Сура «Аль Инсан», 76:20-22)

Красота и магия национальных украшений

Были у мастеров и различные украшения из золота, но они пользовались меньшим спросом из-за дорогой цены. Несмотря на то что серебряные украшения тоже стоили немало, все же многие степнячки имели такое богатство. Обладая драгоценной вещью, казашки верили в силу природы, которая поможет им укрепить здоровье, защитит от злых духов и воплотит мечту о счастье, а затем украшение становилось семейной реликвией и передавалось по наследству. То есть первоначально национальные украшения имели магическо-религиозные, защитные и практические функции, и лишь по прошествии многих-многих десятков лет эстетика и красота ювелирного изделия стали более значимыми для женщин.

Сдержанность цвета, лаконичность форм при некоторой массивности, геометрические фигуры и степной орнаментализм – вот основные отличия произведений казахских мастеров-ювелиров, обладательницы которых чувствовали себя под защитой сакрального металла и полудрагоценных камней, наделенных не меньшей магической силой.

Даже одежда, головные уборы и обувь казахских женщин были украшены вышивкой, нашивками и аппликациями. В качестве украшений национальной одежды степнячки носили разнообразные плоские и объемные застежки: ілгек, қаптырма и қапсырма, соединяющие друг с другом борта камзола, имевшие красивые выразительные формы и декор. Кроме них зергеры производили для украшения одежды орнаментальные узорные бляхи – тана, пуговицы – түйме и амулеты треугольной формы – тұмар, не остались в стороне и гребни для волос – тарақ. А также мастера-ювелиры работали над обязательными элементами национальной одежды для утягивания талии – мужскими и женскими поясами, в основном на бархатной основе, украшенными орнаментальной вышивкой и серебряными бляхами, которые назывались белдік.

Красота и магия национальных украшений

1. Курбаналиева М. К. Жарқын жүрек (Пламенное сердце), Алматы, 2018, стр. 17, 18
2. Коран, Сура «Аль Инсан», 76:13-19 https://harunyahya.ru/
3. Ювелирное искусство http://old.unesco.kz/heritagenet/kz/content/mat_culture/crafts/yuvelir.htm
4. Михаил Юдин. Ювелирное искусство Казахстана, http://www.arba.ru/article/711

Фото: из личного архива Мадины Курбаналиевы @madina_kurbanali