Красота и магия национальных украшений

 

Часть II

 

 Украшения, которые носили степнячки, можно подразделить на две категории: несъемные, пришиваемые к одежде, и съемные – вплетаемые в косы, надеваемые на кисти рук, пальцы, на шею и грудь.

Казахские женщины носят украшения, можно сказать, с пеленок: на новорожденную девочку надевали украшения в качестве оберега от сглаза – это мог быть коготь птицы или зверя, обрамленный в серебро, которое зачастую украшали вставками из полудрагоценных камней, и надетый на ручку или ножку. В прошлые века наблюдалась высокая младенческая смертность, желая защитить своего младенца, родители сразу же приобретали тумары-обереги, которые в разных регионах страны имели свою отличительную форму.

С ростом девочки амулет перешивали на шапочку такия – и этот оберег, или тумар, становился началом коллекции украшений будущей женщины. Иногда тумаров было несколько, и девушки с удовольствием носили свои детские обереги, будучи уверенными, что они принесут им счастье и защитят от зла. Кроме того, малышки почти с рождения также носили узкие сережек, а затем им приобретали серебряные серьги, имевшие много подвесок и разноцветных вставок из камней. Обычно бабушка дарила внучкам их первые серьги.

Казахские женщины носят украшения, можно сказать, с пеленок.

Ко времени, когда девочке исполнялось 10–12 лет, у нее уже был полный комплект украшений, которые впоследствии становились частью ее свадебного ювелирного гарнитура. В этом же возрасте казахские девочки впервые становились обладательницами сложных нагрудных украшений өніржиек и алқа, которые они годам к 30 передавали более молодым родственницам в семье.  Ониржиеки носили до 20–30-х годов прошлого столетия лишь западно-казахстанские девушки, грудь которых украшали три полые пластины в форме прямоугольников, для утяжеления заполненных белой пастой и соединенных цепочками, подвесками из ромбов и бубенцов.

Казахские женщины носят украшения, можно сказать, с пеленок.

Казахские девочки и девушки с большим удовольствием носили такие нагрудные украшения, как үкі аяқ (коготь филина), алқа өнерше, амулетницы тұмарша (треугольник). Они были изготовлены из пластин серебра или другого металла и украшались национальным орнаментом и позолотой, а также декорировались камнями или вставками из бирюзы.

Девочки, по возрасту имеющие право ходить с непокрытой головой, могли носить красивые ажурные подвески с многочисленными монетками или бляшками – украшения для кос – шолпы и шаш тенге, которые обычно состояли из двух-трех деталей и четырех монет в пару ярусов, прикрепленных при помощи кольца к серебряному медальону. А вот замужние женщины через год семейной жизни вплетали в косы коралловые бусы, а также разноцветные ленточки и шнурочки. Еще молодые женщины носили шашбау – украшенную цепочку сложного плетения или ленту с нашитыми монетами, на конце которой была кисточка из шнуров или серебряных подвесок. Шашбау начинается у основания кос и, спускаясь до кончиков, подчеркивает красоту волос хозяйки украшения.

По праздникам и особым дням казашки носили так называемые височники: шекелік и суыршпа, закреплявшиеся за петли головного убора или за волосы у виска. Височники обычно состояли из нескольких частей, чаще всего они имели форму треугольника, лепестка, пики, шара, которые мастер-ювелир декорировал разными способами и завершал красивыми звенящими подвесками. Верхняя – основная часть височников была пластичной и имела композиционную слаженность, а подвижные подвески и цепочки как бы обрамляли лицо, завершая образ красавицы.

Отдельные украшения женщины очень любили и носили постоянно, практически не снимая, к ним относятся серьги (сырға). Серьги в национальном стиле были разнообразными по типу и вариантам формы. Большую популярность у казашек имели плоские серьги, украшенные национальным орнаментом, а также лунные серьги (ай сырға) – в форме полумесяца, шығыршық сырға – проволочные серьги различной формы. Яркие серьги с полудрагоценными камнями назывались көзді, тасты сырға, а также пользовались спросом серьги в виде двухъярусных подвесок: салпыншақ, сабақ, шашақ сырға.

Из съемных украшений женщины Страны Великой степи чаще носили кольца и браслеты. Разнообразные браслеты (блезік), создаваемые мастерами методом горячей и холодной ковки или при помощи дутья, предпочитали казахские женщины всех возрастов и сословий. Браслеты были сплошными и составными, декорированными вставками из камней, накладной сканью, чеканкой, резьбой, орнаментом. Женщины носили блезик в разных вариантах: по одному, или попарно на обоих запястьях, или одновременно по два.  Такие браслеты, как тасты блезик, составлялись из камней, обрамленных одной оправой.

Закрывались браслеты при помощи створок или шарнирным методом. Мастерству зергеров, как и полету их творческой фантазии, не было предела: браслеты были разнообразными по форме, филигранности исполнения, размерам, ширине, декору, застежкам, цветовому решению, гравировке и сочетанию материалов. Каждый регион страны имел свои особенности и пристрастия в исполнении столь популярных украшений. Не всегда было легко носить такие браслеты: вес некоторых образцов доходил до 100 и более граммов.

Казахские женщины носят украшения, можно сказать, с пеленок.

Вершиной мастерства казахских зергеров по сложности исполнения и оригинальности замысла считается несколько браслетов. К примеру, у женщин были очень популярны изящные ажурные браслеты жұқа селдір блезік, но их надевали лишь по особым торжествам. Настоящим венцом творения казахских ювелиров уже несколько веков считается девичий гарнитурный браслет с кольцами бес блезік (пять браслетов). Есть интересная история об аналогичном золотом браслете, созданном в 1899 году для великой Сары Бернар.

Чешский театральный художник-декоратор и ювелирный дизайнер Альфонс Муха придумал эскиз оригинального браслета в виде змеи, обвивающей предплечье, чье жало переходило в цепочки, соединявшиеся с несколькими кольцами. Данное украшение (европейское название «Роза руки»), предназначенное для Сары Бернар в роли Медеи, изготовил французский ювелир Жорж Фуке. Но, по сути, это и есть наш национальный браслет бес блезик. Кстати, его носили только девушки, а пожилые казашки уже не надевали, считая украшение нескромным для их возраста.

Зато каждая казахская женщина была обязана носить в качестве каждодневного украшения серебряные кольца и перстни, причем даже несколько штук на одной руке, иначе пища, которую она приготовит, не будет чистой. И пословица «Тамақ адал болу үшін, колда жүзік болу керек» («Чтобы пища была чистой, на руке должен быть перстень»), дошедшая до наших времен, подтверждает это. Женщины ежедневно носили самые разные кольца, а вот массивные перстни обычно надевали на праздники особы более старшего возраста. Насыщенность цвета камней или стекла, форма каста (оправа для камня) или орнамент, как правило, подчеркивали декоративную основу перстней.

По всему Казахстану были распространены и пользовались спросом кольца с кастом в виде спирального или зернистого конуса отау жүзік (отау – юрта, жүзік – перстень); птичьего клюва – кус ұмрын жүзік, а также перстни в виде черепахи тасбақа жүзік с помещенным внутрь камешком, которые несли в себе надежду на процветание и семейное благополучие. А вот западноказахстанские зергеры имели свой почерк в создании массивных перстней, имевшие шінкі (ободок, надеваемый на палец, по которому и определяли размер кольца) на два пальца. Эти перстни называли кұдағи жүзік (кольцо свахи), они символизировали образование новой семьи, а носили их в основном женщины старшего возраста или на свадьбе родственники невесты дарили свекрови, чтобы та была поласковее к снохе.

Но верхом совершенства произведений казахских мастеров-зергеров считается ювелирный гарнитур невесты. В него входили все вышеперечисленные украшения, которые получала ежегодно в течение жизни казахская девочка, а когда она становилась невестой, добавлялось специальное убранство к великому торжеству. К тому времени, когда девушка выходила замуж, она уже обладала великолепным комплектом ювелирных украшений, которые имели художественную ценность и хранились у женщины всю жизнь, а потом передавались ею по наследству дочерям и внучкам, так как с возрастом и одежда степнячек становилась строже, и сами они уже не носили много ярких украшений.

Свадебное убранство невесты подчеркивает красоту и совершенство новобрачной, вызывая у взрослых женщин приятные воспоминания и положительные эмоции, а у девочек – мечту о будущем счастливом замужестве. В свадебном комплекте украшений было большее количество предметов. Обязательный атрибут наряда невесты – головной убор сәукеле, дополненный бархатными лентами, украшенными нитями жемчуга или кораллов с привязанными бубенцами. Кроме того, к саукеле еще прикрепляли крупные подвески наподобие сережек – саукеленің сырғасы, и когда невеста делала первые шаги – серебряный мелодичный звон сообщал о ее приближении.

На камзол новобрачной нашивали ряд бляшек и монет, с обязательным нагрудным украшением – тұмаршы, иногда – в комплекте к нему шли алқа. Головной убор, ожерелье, серебряные подвески, медальоны, серьги, кольца, монетки и другие украшения практически закрывали одежду новобрачной с головы до ног – это очень красиво, но вместе с тем и тяжело. Иногда наряд невесты достигал 16 килограммов, поэтому ей было нелегко носить на себе эти сокровища!  Но исторически свадебный ювелирный ансамбль прежде всего выполнял защитную роль, а уже потом подчеркивал красоту невесты.

В первый год замужества молодая жена до рождения первенца носила особые украшения, через форму, орнаменты, декор и символическое предназначение которых передавалась идея плодородия – большого потомства. Чаще всего она носила на груди амулетницу бой тұмар, состоявшую из трубчатых и треугольных частей, символизировавших мужское и женское начало, а также различные застежки, пряжки и бляхи с изображением птиц и рыб, предполагающих рождение детей. На некоторых украшениях мастера изображали солнце как символ плодородия, а также гранат, шиповник, боярышник, шелковицу и другие деревья, плоды, семена и злаки, наделенные народом сакральной силой и приносящие большой урожай, что было связано с ожиданием многочисленного потомства.

Казахские женщины носят украшения, можно сказать, с пеленок.

Имея природное чувство вкуса и такта, казахские женщины, переходя из одной возрастной категории в другую, стали надевать более скромные и спокойные украшения: к примеру, вместо накосных и височных украшений шолпы и шашбау появились нитки жемчуга или кораллов, а также цветные ленты и платки кимешек. Становились сдержаннее и украшения для рук: в качестве оберега вместо парных браслетов степнячки носили жұмыр блезіктер – браслеты в виде закругленного кусочка серебряной проволоки, концам которых зачастую придавали вид змеи, – жалын бас. Кстати, подобные не сомкнутые в кольцо браслеты украшали руки многих пожилых женщин, причем без сословных и региональных отличий.

Отдельно хочу сказать о «глазках» (ударение на последнем слоге!) – вставках из драгоценных, полудрагоценных камней и цветного стекла в ювелирные украшения. Казахи не случайно называют эти вставки тас (камень) или көз (глаз): народ наделял «глазок» чудодейственной магической силой, искренне считая, что камни помогают им, защищают и лечат, а «всевидящее око» стережет и охраняет от бед. Принято считать, что соколиный, кошачий, тигровый и бычий глаз, относящиеся к категории минералов группы кварцев, или глазковых шпатов, оберегают обладателя украшения от сглаза, предупреждают о приближении опасности и других бед: становятся тяжелее, меняют цвет или, как бы «прищуривая глаза», превращаются в полосочку.

Коралл, так любимый многими женщинами, имеет похожее защитное действие; многие были уверены, что жемчуг – лечит бельмо; янтарь – заболевание щитовидки – зоб; бирюза приносит счастье и благополучие; сердолик считался солнечным магическим самоцветом, камнем радости и благополучия, защитой от бесплодия и несчастных случаев, от стихийных бедствий и преждевременной смерти – именно поэтому наши зергеры не только делали ювелирные украшения с сердоликом, но и защитные амулеты, а также инкрустировали им оружие, кубки и шкатулки.

Вообще казахские ювелиры очень трепетно относились к камню, из которого делали украшение. Они не ставили задачу показать свое мастерство или богатство хозяина изделия, а наоборот, хотели подчеркнуть красоту самоцвета, поэтому так бережно производили его огранку: лишь удаляли неровности и шлифовали, подгоняя его под форму каста, при этом сохраняя природный блеск, цвет и благородную структуру камня.

Итак, мы поговорили о казахских мастерах-зергерах и произведениях искусства, которым они дают жизнь, – об украшениях, которые так любили наши прародительницы и обожают современницы. За каждым из артефактов вечного искусства казахских зергеров, дошедших до наших дней, тянется шлейф историй, мифов и легенд…

И пока ученые и медики выясняют, действительно ли ювелирные изделия способны лечить психику и физическое состояние, как утверждают литотерапевты (камнелечение – вид нетрадиционной медицины), наши женщины с удовольствием носят и современные украшения, и драгоценности, доставшиеся им по наследству, носят просто так – для настроения, для красоты и чтобы произвести приятное впечатление на окружающих. Но где-то в глубине души, подсознательно, они, как и их прародительницы много веков назад, уверены, что находятся под защитой высших сил, пока носят национальные украшения. Я считаю, что на наших дочерях, внучках и правнучках не прервется эта давняя традиция, а мастерство казахских зергеров продолжит «завоевание сердец» ценителей ювелирного искусства Востока.

https://vintage.kz/krasota-i-magiya-nacionalnyx-ukrashenij/

Фото: из личного архива Мадины Курбаналиевы @madina_kurbanali

  1. Курбаналиева М. К. Жарқын жүрек (Пламенное сердце), Алматы, 2018, стр. 17, 18
  2.  Коран, Сура «Аль Инсан», 76:13-19 https://harunyahya.ru/
  3. Ювелирное искусство http://old.unesco.kz/heritagenet/kz/content/mat_culture/crafts/yuvelir.htm
  4. Михаил Юдин. Ювелирное искусство Казахстана, http://www.arba.ru/article/711

 

 

 

 

Подписывайся на наши группы и каналы в социальных сетях
Обсудить