Санжара Мустафина называют ярким примером selfmade person. Когда-то он смело шагнул с экрана телевизора в мир большого бизнеса, создав с нуля холдинг Musan Group. Сейчас он – известный медиамагнат, который играет по-крупному. В его надежных руках находятся телеканалы Gakku TV и «Той Думан», радиостанции Gakku FM, Love Radio, «Радио Дача», деловой портал «Капитал» и не только

 

Vintage решил поговорить с Санжаром Анатольевичем о его жизненных принципах, предательстве в бизнесе и любимой супруге.

Санжар Анатольевич, знакомясь с вашей биографией, я заметила, что нигде нет информации о вашей семье, родителях, детстве. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее. Ведь все-таки начало жизни человека во многом влияет на его будущее. Поэтому хотелось бы узнать, как вы росли и кем воспитывались…

– У меня самые обычные родители. Мама работала экономистом в транспортном научно-исследовательском институте. Папа был заведующим кафедрой географии в университете Санкт-Петербурга. С учетом того, что вместе они не жили, я, скорее, получился человеком бабушкиного воспитания. У меня было самое обычное детство. В семье я рос один, поэтому на меня сильно влияли друзья, и именно они зачастую играли ключевую роль в моем развитии. С некоторыми из них мы все еще дружим.

Продолжая тему о семье. Принято считать, что за каждым успешным мужчиной стоит сильная женщина. На ваш взгляд, так ли это? И как ваша супруга помогает вам в реализации определенных целей?

– Моя супруга отдалена от моей работы. Безусловно, ни в силу ее безразличия или моей таинственности. Изначально мы оба были телеведущими. Толкын вела такие популярные проекты как «ТВ Бинго», «Тілашар» и многое другое. Я же был лицом мужского тележурнала «Эгоист», поэтому мы еще до знакомства знали о существовании друг друга. Но с появлением детей ее жизненные приоритеты поменялись. И это не вынужденная мера, а осознанное решение. Понятно, что я вполне мог бы окружить ее нянями, помощниками и поварами, но она считает, что орбита наших детей – это очень личное пространство, в которое не имеет смысла пускать кого-либо еще без особой причины. Моя супруга – настоящая «включенная мать». Весь ее мир сосредоточен на воспитании наших детей и заботе о них. И, пожалуй, именно это для меня самое важное. Мой семейный тыл хорошо защищен, поэтому я могу уверенно двигаться вперед.

Скажите, а каких жизненных принципов вы придерживаетесь?

– Два ключевых параметра в моей жизни – это логика и справедливость. Если во всем придерживаться соответствия этим принципам, то жизнь будет намного проще. Они всегда подсказывают верное решение.

Вы – амбициозный человек? Если да, то всегда ли это играет вам на руку?

– Наивно будет говорить, что у меня нет этого качества. На мой взгляд, здоровые амбиции – абсолютно правильная история. Есть два типа этого качества: когда ты хочешь что-то доказать окружающим и когда ты доказываешь что-то самому себе. По молодости, конечно, превалирует первый. С годами и жизненным опытом – второй. Ничуть не умоляю статус денег и финансовых успехов, но не они дают нам смысл жизни. Никто не вспомнит Флойда Мейвезера как самого богатого спортсмена мира. О нем будут говорить, как о боксере, выигравшем 50 боев при нуле в графе «поражения». Разве Билл Гейтс, в первую очередь, просто ходячая копилка? Нет! Это человек, создавший Microsoft и один самых глобальных благотворительных фондов мира. Я не говорю уже про Стива Джобса и ему подобных. Люди, сфокусированные только на деньгах – пусты. Истории наплевать, насколько ты богат, если ты ничего для нее не сделал!

 Санжар Мустафин
Поговорим о Gakku. Создать такой музыкальный канал, который будет сфокусирован только на казахстанском творчестве – было довольно смелой идеей. Но сейчас мы видим, что вы реализовали ее более чем успешно, ведь сегодня Gakku представляет собой целый отдельный продакшн. Скажите, у вас нет страха, что когда-нибудь его развитие может достигнуть какой-то точки?

– Я вырос и развивался в творческом окружении. Всегда знал о сложностях и бедах артистов и много лет вынашивал план, как можно создать медиамеханизм, способный им эффективно помочь. Мы создали Gakku и «Той Думан», ставшими доступными площадками для того, чтобы каждый ТАЛАНТ смог донести свое КАЧЕСТВЕННОЕ творчество до аудитории. Понятно, что существуют критерии оценки, и они в любом случае могут быть субъективными. Поэтому мне искренне жаль наших продюсеров, отвечающих за то, какой клип попадет в эфир, а какой не совсем совпадает с форматом. Эти ребята ежедневно находятся под градом критики, обид и осуждений, поэтому с ног до головы увешаны различными сакральными амулетами, хоть как-то оберегающими их карму… Шучу, конечно!

Но их работа и, вправду, не из легких. А насчет порога… Что-то меняется, и мы в это искренне верим. Отечественная музыка и ее восприятие становятся другими. Изначально наша задача состояла в том, чтобы обратить внимание соотечественников на наших артистов и убедить их гордиться ими. Ведь пока мы сами не изменим отношение к отечественной культуре, то какой смысл пытаться сделать это за пределами нашей страны?! Но рекордные цифры аудитории фестиваля Gakku Dausy доказывают, что лед тронулся. Такого количества зрителей даже близко не собирал ни один концерт с участием зарубежных звезд.

Давайте поговорим о рабочих моментах. Как вы думаете, каково это работать на вас?

– Очень хочется верить, что люди не врут, считая нашу корпоративную культуру одной из самых комфортных на рынке. Конечно, разные истории были. Любые расставания приносят не самое сладкое послевкусие. Да и «мудрость приходит с годами» –  абсолютно не пустая фраза. Оглядываясь назад с высоты сегодняшнего опыта, понимаю, что какие-то ситуации я бы уже не допустил, где-то был бы менее резок в оценке и так далее. Но надеюсь, в большинстве случаев, работа в нашей группе – это увлекательная жизненная история.

Вы чему-то учитесь у своих сотрудников?

– Конечно. Пожалуй, многие из них и есть мои учителя. Правда, чаще всего я тщательно от них это скрываю (смеется). Большинство из них – специалисты, приглашенные выполнять работу, на которую я сам не способен. Это уже априори делает их специалистами выше меня знаниями и опытом в конкретно взятой профессии. Всегда гордился тем, что я все же могу взять на себя некоторые их функции, так как за эти годы пришлось многое освоить. Но глупо утверждать, что это всегда возможно сделать на том же высоком уровне, на который способны мои специалисты. Поэтому наблюдаю за ними и учусь каждый день, особенно у молодого ультрапродвинутого поколения.

Какой главный вопрос вы задаете себе, когда у вас рождается идея какого-то нового проекта?

– Кому это нужно и для чего? Чем этот проект будет полезен и для аудитории, и для нас? Движение ради движения – это не наш случай. Кстати, большинство наших идей рождаются на кураже. Мы видим идею, и если загораемся ею после первичного обсуждения, то потом нас сложно остановить.

Как и у любого бизнесмена, у вас были свои взлеты и падения. Расскажите о своем самом большом достижении и самом впечатляющем провале.

– Надеюсь, мое самое большое достижение еще впереди. Все наши проекты мне очень дороги, у каждого из них своя уникальная судьба. И даже наши неудачи я никак не могу считать провалами. Оправдаю их не тем временем, отсутствием опыта или другими способами вуалирования (смеется). Кстати, один из самых сложных наших проектов, который у нас в группе зовется «бермудский треугольник», мы смогли реализовать спустя много лет неудач. Мы уверены, что он скоро выстрелит. Поэтому стараемся не навешивать ярлыки «лучший» или «провальный», так как бизнес – удивительная экосистема, и в любой момент все может измениться.

Сталкивались ли вы с предательством в бизнесе? И как вы это переживали?

– Конечно, и настолько часто, что уже давно перестал обращать на это внимание, воспринимая все как неизбежную темную сторону предпринимательства. Соблазн сократить путь к успеху за счет окружения может возникать у многих, но сильные люди способны ему противостоять. Так же, как и зависть: одних она мотивирует самому двигаться вперед с удвоенной силой, других же – пакостить и вставлять палки в колеса.

Сейчас очень популярен сетевой маркетинг. И даже многие известные личности им занимаются. Каково ваше отношение к такому виду бизнеса?

– Отношусь к нему просто как к одному из направлений бизнеса. Осуждать причин не вижу, за исключением откровенно аферистских проектов, но сам не принимал участие в подобных историях и не планирую. Любой сетевой бизнес – это принцип пирамиды. То есть люди, стоящие у истоков, уже находятся в заведомо выигрышном положении, нежели их последователи. Это немного неравные возможности, а значит не коррелируют с вышеописанными принципами справедливости.

Санжар Мустафин

 Как вы думаете, какой вид бизнеса всегда будет актуален и никогда не «умрет»?

– Понятно, что классические «хлеба и зрелищ» никто не отменял, но я четко понимаю, что человек в большинстве случаев самодостаточен, за исключением вопросов здоровья. Да и там существуют методы сохранения здоровья или его исцеления. Но страх смерти делает большинство людей зависимыми от медицины. А она все чаще и чаще – чистый бизнес. Здесь никто не экономит, и зачастую такой бедой кто-то пользуется в коммерческих целях. Поэтому я испытываю невероятное уважение к докторам, до сих пор хранящим свое достоинство и самые высокие принципы.

А что вы не любите в повседневной жизни?

– Графики. Категорически. Это слишком строгие рамки для меня. А мне хочется сохранять выбор, чем заняться в то или иное время. Даже поездки напрягают тем, что они спланированы в какой-то определенный момент. Например, я понимаю, что сейчас могу развить какое-то интересное решение по одной компании, но вместо этого мне приходится проводить совещание в другой или отправляться в поездку по делам третьей. Это качество нельзя причислить к моим сильным сторонам, но ведь это и не PR-статья, поэтому можно смело рассуждать о моих недостатках.

Общество всегда ждет помощи от успешных людей. Занимаетесь ли вы благотворительностью?

– Конечно. Но если эта деятельность и раньше не была публичным достоянием, то, наверное, и сейчас нет смысла ее обсуждать. Никогда не критиковал благотворителей-популистов, все равно же они что-то делают. Но я предпочитаю не афишировать такие вещи. По крайней мере, пока не наступила необходимость говорить об этом публично.

Заканчивая нашу беседу, хотелось бы узнать, чего, на ваш взгляд, стоит избегать в построении бизнеса?
– Отсутствия какого-то четкого продукта в конце. Даже самый креативный путь обречен на неудачу, если он ведет к бесполезной цели.

 

Автор: Эльмира Колмакова

Фото: Кирилл Дворников

Подписывайся на наши группы и каналы в социальных сетях